Собаки-истребители танков. Часть 2. Участие в боевых действиях

В этой части речь пойдет о непосредственном участии собак-истребителей танков на полях сражения Великой отечественной войны.

Первую часть можно прочитать по ссылке Собаки-истребители танков. Часть 1. Первые испытания

Успех применения собак-истребителей танков зависел во многом от умения и желания правильно использовать собак в бою со стороны командиров подразделений и общевойсковых начальников в чьем подчинении они находились.

Вот пример грамотного использования собак-истребителей танков (СИТ) в бою.

Из доклада командира 2-й гвардейской дивизии полковника Акименко А.З. начальнику Управления связи Красной Армии об использовании СИТ (Брянский фронт, 14 октября 1941 года):

«Использование собак-истребителей танков дало отличные результаты: на участке 160 стрелковой дивизии в районе Глухов 24.09.41 года 6-ю собаками уничтожено 5 неприятельских танков.»

/Архив музея истории военного собаководства./

Это было одно из первых применений собак-истребителей танков на практике.

В тот же период, когда противник вел наступление на Москву под кодовым названием «Тайфун», все школы военного собаководства были перенацелены на подготовку отрядов собак-истребителей танков.

Вот, что вспоминает генерал армии Г.И. Хетагуров в своей книге «Исполнение долга»:

«…в 13 часов противник возобновил наступление. Двадцать его танков подорвались на наших минных полях, но остальные, преодолев минно-взрывные заграждения, продолжали двигаться вперед. Еще двенадцать были подорваны бойцами из одиночных окопов с помощью собак».

Летом в составе 38-й армии Юго-Западного фронта действовал 27-й отдельный отряд собак-истребителей танков (командир старший лейтенант В.В.Шанцев).

За период с 10 июня по 2 июля 1942 года отряд уничтожил 21 танк, 14 автомашин, а также много живой силы противника.

Совинформбюро в своем вечернем выпуске от 2 июля 1942 года сообщало: «на другом участке пятьдесят немецких танков попытались прорваться в расположение наших войск. Девять отважных бронебойщиков из истребительного отряда старшего лейтенанта Шанцева открыли огонь и подожгли 7 немецких танков.»

В сообщении нет фамилий этих смельчаков, названных бронебойщиками из-за существовавшей в то время секретности на собак-истребителей танков.

Но история сохранила нам их фамилии. Вот выписка из газеты «Красная Армия» №182 от 2.07.42 г. Юго-Западного фронта.

Статья называется «Величественный подвиг 9-ти бронебойщиков»:

«Девять советских воинов вступили в бой с вражескими машинами. Метко без промаха бьет из своего оружия красноармеец Романов. Один за другим он выводит из строя два танка. Из засады ведут огонь наши истребители. Охваченная пламенем, горит уже седьмая машина… Защищая родную землю, девять бронебойщиков: старший сержант Буймин, сержант Сатиров, младший сержант Гайнутдинов, красноармейцы Романов, Панин, Лазунин, Запаров, Шамсиев и Колесников пали смертью храбрых, но не отступили ни на шаг…»

Вот что писал командующий 30-й армией, в дальнейшем генерал-лейтенант, Герой Советского Союза Д.Д. Лелюшенко в своем письме от 14 марта 1942 года на имя начальника Центральной военно-технической школы дрессировщиков Красной Армии о применении военных собак в его армии:

«Практика применения в армии собак Первого истребительного отряда показала, что при наличии массированного применения противником танков, противотанковые собаки являются неотъемлемой частью противотанковой обороны. Имел место случай, когда в период разгрома немцев под Москвой, пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного отряда (они боятся противотанковых собак и специально за ними охотятся)».

/Архив музея истории военного собаководства. Калининский фронт, полевое управление 30 армии №0442, 14.03.42 г./

Бывшие гитлеровские генералы в своих мемуарах отмечают, что командиры их танковых подразделений не раз отдавали приказ об отступлении, если замечали, что на поле боя появлялись СИТ.

Насколько противник считался с СИТ можно судить по изданию специальной Инструкции для немецких войск уже в январе 1942 года, как бороться с нашими собаками немецким войскам.

Только по официальным данным при помощи СИТ в 1941-1942 годах было сорвано 18 танковых атак противника. Собаки применялись разных пород, в том числе и беспородные – дворняжки.

Именно такая «дворняжка» по кличке «Ирма» по свидетельству фронтовиков первой в Великой Отечественной войне подорвала немецкий танк 27 июня 1941 года под Рогочевом.

В архиве музея истории военного собаководства хранится «Сводка о формировании частей ЦВТШД-КА для фронта за период с 22.06.41 по 31.12.42 г.г. вот ее содержание:

Оборона Ленинграда

Бойцы части майора Заводчикова сержант Дячук А.Х. со служебной собакой-истребителем танков на передовой. 1943 СССР Ленинградский фронт. Фото Федосеева В.Г.

Как важнейшую цель общего наступления немецких войск на СССР Гитлер рассматривал захват Ленинграда. В этой сложной обстановке по обороне и мобилизации сил и средств на защиту Ленинграда в состав 42-й армии был придан 5-й армейский истребительный отряд под командованием майора Петра Алексеевича Заводчикова, широко известного ленинградцам, специалиста служебного собаководства.

В начале 1942 года в отряде была подготовлена группа собак-подрывников. Собак приучали со взрывчаткой в специальной сумке пробираться по проходам в колючей проволоке, попав в расположение противника, собака забегала в бункер, бросалась на двери ДЗОТа, блиндажа, где она чуяла людей.

Взрыватель задевал за стенку или дверь, срабатывал и производил подрыв. С их помощью отряд уничтожил три землянки с солдатами и склад боеприпасов противника.

Ворота на Кавказ

О событиях июля 1942 года на Южном фронте написано до обидного мало. Тем важен для нас любой материал, проливающий свет на события, связанные с обороной советских войск в районе Ростова-на-Дону и роли в них приданных армейских истребительных отрядов с собаками-истребителями танков.

И хотя имеющийся материал проливает свет на участие  собак-истребителей танков в обороне, это только край айсберга, основной материал ждет своего исследования.

Опущу подробности обороны войсками 56-й армии, но она была такой героической, что из 121457 бойца и командира 56-й армии (командующий генерал-лейтенант А.И. Рыжов) в живых осталось около 18 тысяч, но никто не сделал и шагу назад!

В этих боях неувядаемой славой покрыли себя и военные собаководы, присланные сюда из Центральной школы 7, 8 и 9-го армейских истребительных отрядов (командиры отрядов соответственно Яценко, Скорев и Акишин).

Отряды сформированы в соответствии с директивой заместителя наркома обороны СССР № 538274 от 21.07 1941 г.по штату 014/45 (офицеров-63, сержантов-98, вожатых-398, всего 559 человек и 504 собаки).

Приданные дивизиям Южного фронта эти роты СИТ совместно с другими противотанковыми средствами создали прочную противотанковую оборону и в часы наибольшей опасности выполнили стоящие задачи ценой самой жизни, громили ненавистного врага.

20 июля 1942 года 56-я армия получила приказ обеспечить отвод главных сил Южного фронта (12, 18 и37 армий) на левый берег Дона, удерживать внешний обвод Ростовского оборонительного района.

Прикрывая отход войск фронта 56-я армия силами 4-х дивизий и 4-х стрелковых бригад с артиллерией усиления заняла оборону по указанному рубежу. Воины 56-й армии совместно с пулеметно-артиллерийскими батальонами 70-го и 158-го укрепрайонов стойко отражали многочисленные атаки противника, нанося ему большие потери.

Накануне для обороны Ростова прибыли три бригады морской пехоты Тихоокеанского флота: 68-я,76-я и 81-я.

Когда 1-я танковая армия немцев справилась с Харьковом, она повернула на юг, одновременно 17-я немецкая полевая армия начала наступление на Таганрог с линии Миус-фронта на Ростов-на-Дону. Город атаковали три армии врага: две танковые и одна пехотная. Подобного больше за историю войны не было.

Тихоокеанские моряки упорно защищали город.

Айза – истребитель танков, с первых дней войны на фронте, погибла взрывая немецкие танки. Ее хозяин – танкист Романенко Александр Васильевич, 1904г.р. В январе 1945 сгорел в танке Т-34 в Польше, захоронен в городе Гнезно.

Это заставило Гитлера направить сюда 4-ю танковую армию, которая из-за этого не пошла на Сталинград. Если бы она ударила от Воронежа на Сталинград, то заняла бы его без боя, поскольку войска для обороны не были сформированы.

Направив эту армию на Ростов-на-Дону, Гитлер фактически отменил план «BLAU». Если бы этого не произошло, ход войны мог бы стать совсем другим…

21 июля 1942 года севернее села Чалтырь, со стороны Таганрога, на позиции 68-й отдельной морской стрелковой бригады наступало около 40 танков противника.

Двенадцать из них, подавив батарею 45-мм противотанковых пушек, двинулись на командный пунккт. Положение становилось критическим. И тогда, командир бригады полковник А.Е. Шаповалов использовал последний резерв: 4-ю роту СИТ. 56 собак бросились навстречу танкам. Это была первая атака роты СИТ в полном составе.

Вот как записано в краткой исторической справке о боевых действиях бригады:

«…в это время через боевые порядки обороняющихся моряков промчались собаки-истребители танков. На их спинах был пристегнут заряд с толом и, точно антенна, торчал рычаг, от соприкосновения которого с днищем танка срабатывал взрыватель и взрывался тол. Танки взрывались один за другим. Поле покрылось шлейфами черного едкого дыма. Танковая атака приостановилась. Уцелевшие танки вместе с сопровождавшей их пехотой начали отходить назад. Бой затих…».

К сожалению, нам пока неизвестно: к какому армейскому истребительному отряду относилась 4-я рота СИТ, но тайны понемногу открываются, и безызвестные Герои обретают свои имена.

В ночь с 21 на 22 июля командарм -56 А.И.Рыжов приказал сменить на внешнем оборонительном обводе морские стрелковые бригады 30-й, 339-й и 31-й дивизиям, а бригады вывести на 2-й и 3-й рубежи обороны, увеличивая ее глубину.

30-я СД полковника Б.Н.Аршинцева и 31-я СД генерал-майора Н.И. Озимина за короткую июльскую ночь сменили 16-ю, 68-ю и81-ю бригады, а 339-я дивизия этого не сделала. 76-я морская стрелковая бригада осталась с тремя батальонами дожидаться смены.

Вечером 21 июля немцы разбомбили штаб 76-й бригады. Погибло 32 человека, больше 100 было ранено и контужено. Немецкая авиация господствовала в небе.

22 июля 1942 года у села Султан-Салы, северо-западнее Ростова, в полосе обороны 256-го стрелкового полка 30-й Иркутской, Чонгарской ордена Ленина и дважды Краснознаменной, имени Верховного Совета РСФСР стрелковой дивизии (командир дивизии полковник Б.Н. Аршинцев) сложилась чрезвычайная обстановка.

В 11.30 свыше 50 танков с автоматчиками стали наступать, огибая правый фланг 256 стрелкового полка.

Атаки противника были отбиты. После неудавшейся атаки, участок обороны полка подвергается яростной бомбардировке с воздуха, в которой участвуют до 60-ти самолетов.

Решением командира 30-й СД для прикрытия правого фланга 256 СП выбрасывается противотанковый резерв: противотанковые орудия и 3-я рота СИТ (отряд неизвестен) с задачей не допустить окружения дивизии в районе села Султан-Салы. И как за сутки до этого, под селом Чалтырем, севернее села Красный Крым, собаки-истребители танков спасли положение.

В критический момент боя, по приказу командира 30-йСД, командир 3-й роты СИТ капитан Иванча дал команду спустить с поводков 64 собаки-истребителя танков. В считанные минуты было подорвано 24 вражеских танка. (цифра в документе поставлена карандашом).

Проведенная противником танковая атака захлебнулась. Оставшиеся без собак, погибших под танками и скошенных немецкими пулеметами, вожатые 3-й рота СИТ продолжали бой с личным оружием.

Своим залповым, заградительным огнем из личного оружия они, ко всему, сумели в этом бою сбить и двухмоторный бомбардировщик противника (!).

Это единственный случай в истории военного собаководства.

Так выглядела общедоступная информация в СМИ о 22 июля 1942 года у села Султан-Салы. И вот, когда статья об этом бое была уже написана, работая в архиве музея истории военного собаководства с документами в марте 2015 года, Владимир Швабский обнаружил уникальный документ, который изменил и открыл одну из тайн истории военного собаководства.

Ниже он приведен полностью.

«От командира 1-й роты СИТ Командиру 9-го Армейск. отр. СИТ
9 Арм.отр.ст.лейт. Кокора майору Акишину.

Сообщаю подробности боевых действий 1-й роты СИТ 9-го Арм. Отряда, действовавшей в составе 56-й армии во время обороны г. Ростова, за период с 19 июля по 3 августа 1942 года.

  1. К 19 июля 1942 г. рота, занимавшая оборону возле р. Миус (выс. 116,3, выс. Соленая и х. Антонов), получила боевой приказ через нач. штаба 30-й СД подполковника Костюка, отойти в район Ростова и занять оборону двумя взводами в р-не с.с. Крым-Чалтыр, а остальные 2 взвода сосредоточить как резерв в вост. части х. Ленинаван. Мне, как заместителю командира роты, было поручено исполнение этого приказа.

К утру 20.07.42 г. приказ был выполнен: 1-й и 2-й взвода под командованием л-та Кондратова и мл.л-та Хараберюш заняли оборону между с.с. Крым и Чалтыр. 3-й и 4-й взвода (командиры ст.л-т Махинько и мл. л-т Попов) сосредоточились в х. Ленинван.

  1. К вечеру 20.07.42 г. штаб 30-й СД, коей рота была придана, отдал приказ двум резервным взводам продвинуться к юж. окраине с. Чалтыр и занять оборону. К 2.00 21.07.42 г. приказание было выполнено. К-р роты капитан Иванча находился с 1-м и 2-м взводами, а я с 3-м и 4-м взводами.

Утром 21.07.42 г. последовала первая танковая атака противника в составе ок. 150 танков, но рота собак не применила, т.к. атака была отбита артиллерией. К 11.00 21.-07.42 г. последовала вторая танковая атака. Четыре средних танка вышли в участок обороны 1-го взвода и были атакованы собаками и обстреляны артиллерией, в результате чего все 4 были выведены из строя. При осмотре вечером 21.07. оказалось, что все вражеские машины имеют пробоины от снарядов и подорваны собаками. Поскольку собаки шли под движущиеся танки, имею основание заключить, что уничтожили их собаки, и лишь потом добивала их артиллерия. Танки в этой атаке взаимодействовали с авиацией. В этом бою был ранен к-р 1-го взвода л-т Кондратов. Команование 1-м взв. передано ст. серж. Костенко.

  1. К вечере 21.07.42 г. командир 30-й СД приказал: роту СИТ поставить на оборону балки Чалтыр возле укрепрайона. В связи с тем, что к-р роты кап. Иванча оказался болен, командир 30-й СД приказал командовать ротой мне. Приняв командование, я расположил роту на оборону в следующем порядке: 3-й взвод – вост. отрог балки Чалтыр 300 м. вост. дороги Ростов-Чалтыр, 4-й взвод – ю.з.часть балки Чалтыр за противотанк. препятствием, 2-й взвод – возле КП дивизии в резерве. 1-й взвод остался с 35 СП.
  2. К 11 часам утра внезапно появились танки противника возле х. Ленинван со стороны дороги Ростов – С.-Салы, т.е. с тыла. Мне было приказано: задержать движение противника для того, чтобы дать возможность вывести полки из создавшегося положения. 2-й взвод был выдвинут лицом к Ростову и занял оборону поперек дороги Ростов-Чалтыр 300-400 м. южнее противотанкового рва. 3-й взвод занял оборону в отроге балки и частично в расположенных выше ДОТахиДЗОТах. 4-й взвод занял правый фланг обороны, использовав траншеи и хода сообщений. Я находился с 4-м взводом. Менее чем через час танки в колич. 82-х при 2-х бронемашинах двинулись в нашем направлении с целью захватить шоссе Ростов-Чалтыр.

Первым принял бой 2-й взвод, пустивший и подорвавший 4 тяжелых танка, идущих во главе развернутого строя. Танки, видимо из воздушной разведки, узнав, что здесь нет артиллерии, шли на малой скорости, изредка простреливая подозрительные объекты. Первыми пустили собак ст. серж. Генкало (впоследствии ранен и эвакуирован), серж. Машкевич (впоследствии убит) и к-цы Стариков и Викентиев. Последующее замешательство пролтивник4а и нарушение строя танков было использовано для пуска собак 3-м и 4-м взводами. В течение 3-4 мин. я насчитал 28 взрывов. Противник отошел на 600-700 метров и начал вести интенсивный артиллерийский и пулеметный огонь по нашей обороне в течение 1,5 – 2-х часов при содействии авиации. К 14 часам подошла вражеская мотопехота и начала вести наступление. Имея потери и не имея достаточных огневых средств, я приказал к-рам взводов отойти к ж.д. полотну. Всего за это бой на поле осталось 17 мертвых машин. На некоторых из них были явно видны разрушения (машины имели осадку на один бок, две машины горели).

  1. Выйдя к ж.д. полотну южнее ст. Хопры, я получил приказание от пом. нач. штаба 30-й СД переправиться через р. Мёртвый Донец и сосредоточиться к переправе через Дон. Переправляясь через Мертвый Донец, рота попала под арт. огонь, который вёл противник с Верх. Гниловской. Я был вынужден взять южнее. Преодолев 12 км. болота, к утру 23.07.42 г. я вышел к г. Азов. Узнав, где находятся части 30-й СД, я присоединился к ним с группой в 17 чел. при 8-ми собаках и находился там до 3 августа 1942 г. последнее время возле ст. Кисляковка. 3 августа сдал командование капитану Иванче, который к этому времени получил приказ двигаться на формировку вместе с 56-й арамией. 7 августа, находясь в г. Майкоп, я получил приказание от кап. Иванча заготовить продукты питания. Находясь в городе, попал под огонь прорвавшихся танков противника и потерял связь с ротой. Узнав местонахождение 9 Арм. Отряда прибыл туда 26 августа 1942 г.

Ст.л-т Кокора /подпись/
29.09.42

Битва под Сталинградом

62-я армия вступила в бой с надвигающимся противником, это было началом оборонительного этапа Сталинградской битвы. К середине июля 1942 года, отбросив наши войска за Дон, противник завязал боевые действия в большой излучине Дона. Несмотря на упорные бои, остановить врага на дальних подступах к Сталинграду не удалось.

23 августа 1942 года, не считаясь ни с какими потерями, противнику удалось прорвать оборону 62-й армии, в прорыв рванулись немецкие войска. Им удалось выйти к Волге севернее поселка Рынок.

62-я армия была отрезана от основных сил Сталинградского фронта. Это был самый драматический и трагичный день в обороне города. Город был превращен в руины. Утром 24 августа 1942 года противник перешел в наступление, но безуспешно. Началась многомесячная оборона города и бои за его освобождение.

В числе защитников города, в составе 62-й армии был и 28-й отдельный отряд собак-истребителей танков, под командованием старшего лейтенанта Анатолия Семеновича Кунина. Отряд прибыл на Сталинградский фронт 23 августа 1942 года и поступил в оперативное подчинение 10-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД (с. Заплавное).

Именно им пришлось одними из первых вступить в неравный бой с прорвавшимися к городу немецкими войсками.

Впервые в битве за Сталинград собаки были применены в августе 1942 года на северных окраинах города, в районе наступления гитлеровских танков, на участке обороны 282-го стрелкового полка 10-й СД НКВД.

Воины дивизии с мужеством и честью выполнили поставленную перед ними задачу задержать прорвавшегося к Сталинграду врага до подхода наших сил. Весьма значительную роль в начальный период обороны Сталинграда сыграли собаки-истребители танков.

Отдельные группы истребителей, созданные в отряде, показали исключительное мужество и отвагу. Так, например, 13.09.42 г. в районе аэродрома на рубеж, который контролировала группа истребителей танков под командованием старшего сержанта Федора Крючкова шли немецкие танки. Истребители танков вожатые Алексей Кузякин, Алексей Кузьков, Николай Матвиенко и другие бойцы группы приняли бой, при этом уничтожив 13 немецких танков. Вся группа истребителей пала смертью храбрых, выполнив свой долг перед Родиной.

15.09.42г. группа истребителей танков, возглавляемая младшим лейтенантом А.И. Варламовым, вела бои с превосходящими силами противника в районе железнодорожного разъезда Воропанова. В группе было 15 вожатых с 15 собаками-истребителями танков и 20 зарядов ВВ.

Вся группа героически погибла, выполнив боевую задачу, но обороняемого рубежа не сдала, отразив три атаки противника и уничтожив 6 танков с десантом.

В боях за Сталинград 28 ООСИТ уничтожено 42 танка, 2 бронемашины,4 автомашины, 2 пулеметные огневые точки и 578 солдат и офицеров противника.

Именно в боях за Сталинград в состав 28 ООСИТ были включены расчеты противотанковых ружей по 3-4 на взвод СИТ.

За стойкость и отвагу командующий 62-й армией генерал-лейтенант А.И.Чуйков объявил всему личному составу 28-го ООСИТ благодарность, а 47 воинов удостоены правительственных наград (приказ №73/н от29.03.43г.)

Вот, что писал о боевых делах отряда командир 43-й отдельной Краснознаменной инженерной бригады специального назначения полковник И.П. Корявко, которому был подчинен отряд: «Личный состав отряда в боях с немецко-фашистскими захватчиками показал себя, как высоко сознательный и понимающий свой долг перед Родиной. Во время боевых действий в отряде не было случаев проявления трусости или паники». Отряд входил в состав 43-й бригады Южного фронта с 18 октября 1942 года по 5 июля 1943 года, а в состав 62-й армии- с 24 августа по 7 октября 1942 года.

Рассуждения отдельных «историков» о «гуманности» или «негуманности» применения такого метода борьбы с танками вряд ли уместен в отношении тяжелых боев в условиях Сталинграда. Эффективность применения собак в военном деле в годы Великой Отечественной войны была высока, и это понимали многие командиры.

Об этом показывала практика их применения. При всяком удобном случае командный состав уделял повышенное внимание военному собаководству.

Так, в составе 28-й армии (командующий генерал-лейтенант В.Ф.Герасименко) была создана школа командного состава собаководства, которую в дальнейшем передали 26.09.42г. в состав Сталинградского фронта, правда, уже 30.09.42г. в связи с реорганизацией частей фронта она вошла в состав Донского фронта. Просуществовав в составе фронта месяц, на ее базе формируется 30 отдельный отряд специальных служб.

Курская битва

5 июля 1943 года началось сражение, определившее весь дальнейший ход войны, Курская битва. Опустим все перипетии хода проводимой операции, остановимся лишь на участии в ней военного собаководства.

В ходе июльских боев на Курской дуге, как известно, значительную роль в обеспечении разгрома немецких войск сыграло инженерное обеспечение, а также боевая работа подразделений военного собаководства организационно входившее в ее состав, а именно созданные заранее подвижные отряды заграждения (ПОЗ), в которые входили подразделения СИТ.

Вот выписка из указаний об использовании инженерных противотанковых средств в оборонительном бою в июле 1943 года. В нем констатируется: «собаки-истребители танков являются также эффективным средством, 27 выпущенных собак уничтожили 15 танков (Курская битва)».

/Из указаний на Северо-Западном фронте. Архив музея истории военного собаководства /

А вот, что сообщалось в Информационном листке №3 начальника инженерных войск 6-й гвардейской армии:

«Первый же день наступления стоил немцам колоссальных потерь в технике и живой силе. Собаками-истребителями танков уничтожено 12 танков, средствами ПТР-8 танков.

Героически вели себя с первых же дней немецкого наступления саперные группы лейтенанта Лисицина и младшего лейтенанта Мухина из подразделения капитана Шишова.(Обороняя КП полка, группа лейтенанта Лисицина при отражении атак немцев уничтожила собаками 4 танка и свыше 150 солдат и офицеров -автор).

Другая группа младшего лейтенанта Мухина четыре часа вела ожесточенный бой с превосходящими силами противника защищая КП 151 гвардейского стрелкового полка. Свыше 100 гитлеровцев уничтожили бойцы этой группы».

Чтобы яснее разобраться, что представляли собой эти группы, какова их численность, добавим, что это были взвода численностью 30-35 человек, вооруженные 20-25 собаками-истребителями танков, 4-ПТР,2 ручными пулеметами и личным оружием автоматами.

Характерно, что в Курской битве СИТ использовались, как подвижный противотанковый резерв для борьбы с танками противника, прорвавшими первую оборонительную линию нашей обороны.

Так было в 52-й и 67-й гвардейских дивизиях, а приданные подразделения 27 ОБСМИТ Воронежского фронта 6-й гвардейской армии распределили по стрелковым полкам.

6 июля 1943 года, на второй день Курской битвы, на Воронежском фронте в полосе обороны наших стрелковых дивизий собаки подорвали 3 танка противника, остальные повернули назад. А всего в этот день подразделения СИТ подорвали 12 танков.

/ЦА МО РФ ф. 236, оп.2845, д.222, л.5 /

Курская битва, как известно, продолжалась 49 дней-с 5 июля по 23 августа 1943 года. Проведя ряд операций, наши войска прошли с боями на запад до 450 км. Враг понес большие потери в живой силе и боевой технике и в этом им «помогли» подразделения СИТ.

Начальник ЦВТШД-КА генерал-майор Г.П.Медведев, подводя некоторые итоги работы подразделений СИТ в 1941-1943 г.г., в своей статье «Опыт боевого применении военных собак» писал: «Опыт боевого использования собак-истребителей подтверждает, что в общей системе противотанковых средств борьбы, собаки-истребители являются действенным и весьма эффективным средством борьбы с танками противника. Собака-истребитель может безотказно работать при условии поддержания систематической тренировки с пропуском ее под танк, не реже одного раза в неделю».

/ Архив музея истории военного собаководства.
Бюллетень №1 «Дрессировщик Красной Армии»,1943г/.

Разгром немецких войск на Курской дуге еще раз показал, что достигнутое превосходство над противником создает благоприятные условия для окончательной победы над врагом.

С противником дралась качественно новая Красная Армия, ее моральный дух был высок и укреплялся. В этой борьбе активное участие принимали подразделения военного собаководства.

Вот, например, данные о боевой работе 27 ОБСМИТ (командир капитан В.В. Шишов) за 1943 год, показывающие эффективность проводимой работы. Так ротой собак-истребителей танков этого батальона подорвано и уничтожено 21 танк, 4 из ПТР.

Кроме того, уничтожено свыше 450 солдат и офицеров противника. Из 26 собак, израсходованных ротой, 21-сработала, остальные 5 были уничтожены противником на пути их следования к танкам.

После разгрома на Курской дуге

После Курской битвы немецкие войска, будучи крепко измотанными и разгромленными нашей армией, под ее непрерывными ударами отходили на запад. Вместе с наступающими частями шли и подразделения СИТ, используемые в данном виде боя только в качестве подвижного противотанкового резерва инженерных войск армии или дивизионного инженера.

Вместе с тем, противотанковая артиллерия получила свое дальнейшее развитие, ее стало больше, противотанковые заслоны стали более насыщенными, потребность в собаках-истребителях танков постепенно сошла на нет. Было принято решение переквалифицировать собак-истребителей танков в собак-миноискателей.

Однако использование собак-истребителей танков по их прямому предназначению редко, но в 1944-1945 годах еще встречается.

Красноармейцы и собаки-истребители танков. Великая Отечественная война

Так, в боях в районе Музикав Латвийской ССР 29 и30 декабря 1944 года на участке 65-го гвардейского стрелкового полка взвод СИТ 1-го отдельного полка специальных служб под командованием старшего лейтенанта Трегуб три раза отражали контратаки противника на высоте 110.1.

Противник атаковал большими силами пехоты при поддержке 12 танков. В этом бою вожатый Магалис подпустив к себе головной танк на 25 метров пущенной собакой уничтожил его. Два танка были подбиты другими противотанковыми средствами. Атака захлебнулась, высота была удержана.

Подразделения СИТ разили врага до полного разгрома вплоть до в его собственном логове. Так, во время боев 8 мая 1945 года за деревню Привольное (Чехословакия) вожатыми 2-го отдельного полка специальных служб Пановым и Дунниковым при помощи своих собак уничтожено два средних танка.

А в боях за деревню Мирков (Чехословакия) ефрейтором Пролошовым и сержантом Бочаровым, во время контратаки противника, их собаками были выведены из строя два немецких танка типа «Тигр», остальные танки повернули обратно. Это было последнее применение собак-истребителей танков в Великой Отечественной войне.

Продолжение Собаки-истребители танков. Часть 3. Итоги

Источник

Владимир Леонидович Швабский «Мифы и правда о военном собаководстве».

Читайте также:

Собаки-истребители танков в Великой отечественной войне (ВИДЕО)

Собака-диверсант. Правда и вымысел (ВИДЕО)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.